Главная / Село Великое / Достопримечательности / Дом фабриканта Локалова

Дом фабриканта Локалова

Архитектурное Чудо, которому более 100 лет.

Создателем этой архитектурной жемчужины (здание построено в 1888 – 1890 годах) был архитектор Федор Осипович Шехтель, один из крупнейших зодчих рубежа 19-20 веков. Владельцем особняка был Александр Алексеевич Локалов.

Особняк-терем  привлекает внимание своей яркостью и необычностью внешнего вида.  Этот особняк для своей семьи Александр Алексеевич Локалов построил незадолго до своей смерти, после того, как сначала вместе с отцом, а потом самостоятельно создал почти все, что требовалось землякам: построил мануфактуру в  Гаврилов – Яме, которая многим дала работу, и рабочий поселок при ней со всеми необходимыми социальными объектами; в Великом двухэтажные каменные здания училища, богадельни,  дом для священнослужителей; реставрировал храмы, благоустраивал село.

Послереволюционная история локаловского терема такова: сначала административные органы, недолгое время – музей; побывали здесь и народный дом, и сельскохозяйственная школа; в начале войны – швейная фабрика. В апреле 1942 здесь разместили сто ребятишек, вывезенных из блокадного Ленинграда, и с тех пор до наших дней здесь – детский дом.

Этот дом – воплощённая в камне русская сказка. Нижний этаж дома – низкий, приземистый, как подклет в старинной купеческой избе, в котором хранили товары и припасы. А второй этаж – «жилье» с высокими потолками, огромными окнами. Над центральной трехоконной частью дома высоко поднимаются три выразительных арочки-кокошника. За этим живописным фронтоном, выше его, поднимается крыша, как над боярскими палатами, кованой решеткой увенчанная.

Не любили, не признавали наши предки в архитектуре строгой симметрии, упорядоченности. Смотришь на фасад: справа – крыло-пристройка с двумя окнами по фасаду, чуть меньше основного объема здания, а слева – узкая пристройка-башенка. И так эта башенка высока, что только колокольня в кремле ее выше, и, кажется, башня с колокольней через крыши первого посада переглядываются. И такое ощущение, что локаловская башенка с кокошниками хочет быть похожей на соборную колокольню ее арками.

  Украшен терем великосела Локалова так, что и боярину времен царя Алексея Михайловича жить в таком было бы не зазорно. Нижний этаж граненым «бриллиантовым» рустом отделан, как стены Грановитой палаты в Московском Кремле; на втором этаже между центральными окнами  нарядные колонки поднимаются, выступами – перехватами опоясанные, а в правой части дома – сдвоенное византийское окно, любимое  на Руси со времен белокаменных храмов князя Андрея Боголюбского.  Любимым украшением и хором, и храмов были в средневековой Руси кессоны – квадраты, как бы вдавленные в плоскость  стены, с затейливой вставкой в середине. Наш терем кессонами украшен щедро: опоясывают они здание лентой  - пояском , спускаются  по вертикалям утолщений – лопаток на углах здания, а внутри кессонов – яркие, веселые, цветные изразцы сияют.  И в полукруглых нишах – кокошниках под крышей – тоже яркая цветная роспись: и цветы небывалые, и птиц – павлинов рассмотреть можно. В стиле главного дома были построены и служебные постройки локаловской усадьбы, и даже столбы ограды, увенчанные «шишечками» из маленьких кокошников – лепесточков. А роскошную узорную ограду по рисунку Шехтеля выковали местные, великосельские кузнецы. Удивительные интерьеры этого дома: расписные плафоны, лепнина, мраморная лестница с изящными мраморными же перилами. Комфорт и изысканность. От русского стиля здесь были только изразцовые печи (сломаны в 1967 году), дубовые двери и резьба в русском стиле по красному дереву.  Уникальный фрагмент интерьера – комната-грот: ее стены и потолок покрыты насыщенным солью льном, который имитирует «дикие» каменные стены, свисающие  со сводов сталактиты. Здесь был устроен зимний сад, у стены – белый мраморный фонтан: из широко открытой пасти рыбы струйка воды должна бежать в чашу – морскую раковину.  Радостный, добрый дом построил для великосельского крестьянина – предпринимателя молодой московский архитектор Фёдор Осипович Шехтель.

Удивительны интерьеры этого дома: расписные плафоны, лепнина, мраморная лестница с изящными мраморными же перилами. Комфорт и изысканность. От русского стиля здесь были только изразцовые печи (сломаны в 1967 году), дубовые двери и резьба в русском стиле по красному дереву. Уникальный фрагмент интерьера - комната-грот: ее стены и потолок покрыты насыщенным солью льном, который имитирует «дикие» каменные стены, свисающие со сводов сталактиты.  Здесь был устроен зимний сад, у стены – белый мраморный фонтан: из широко открытой  пасти рыбы струйка воды должна бежать в чашу – морскую раковину.

Колоритный особняк не раз привлекал внимание кинематографистов. В его стенах снимались сцены фильма «Доктор Живаго»  режиссера Александра Прошкина (2005 год). В Великом помнят: тогда к кронштейнам был прикреплен плакат со словами «Позор предателям рабочего класса!», к подъезду подъезжал кабриолет с революционными деятелями, перед домом была сооружена коновязь, а заседания революционного суда проходили в  голубом зале. Еще раньше здесь шли съемки фильма «Чек» (режиссеры Александр Бородянский, Борис Гиллер, 2000 год): пение в зале еврейского хора, драка под мраморной шехтелевской лестницей…

Давно разрушены изразцовые печи и украшенные коваными дымниками трубы, сняты и сданы в металлолом  бронзовые элементы оформления фасадной ограды и ворота, разобраны каретный сарай, оранжерея, двухэтажная пристройка кладовки, вырублены сады на приусадебном участке. А ведь усадьба Локалова имеет статус  объекта федерального значения!

Сейчас маленькие жильцы локаловского дома и их воспитатели понимают, какую ценность представляет это здание, стараются беречь доставшуюся им красоту, однако многое утеряно, а многое находится под угрозой.

 

 

© Село Великое 2016

Сайт сделан в ЯСИМ